Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: от автора (список заголовков)
02:53 

Oceanic.


@музыка: Jane Air - Can-Can

@настроение: paranoic

@темы: true stories, от автора

20:59 

«Сочинение-не-миниатюра»
В «тургеневских» письмах (или в чем-то смутно похожем).

Письмо первое.
От Павла Александровича А. к Михаилу Аркадьевичу К. Сельцо Ч…шки, 21 мая, 1871 год.


-Четвертого дня я прибыл сюда, мой милый друг, и, как и обещал ранее, берусь за опостылевшее перо и пишу тебе.
Сегодняшним утром солнце так нескромно пробилось сквозь старые шторы твоей комнаты. Ты еще помнишь свою старую комнату в левом крыле, под самой крышей? Столько времени прошло.. А мне все еще кажется, что здесь пахнет твоей акварелью. Воспоминания всплывают у меня в голове калейдоскопом, но я никак не могу ухватить ни одно из них, чтобы рассмотреть поближе. Странный, красочный вихрь, но ничего определенного, ничего, что четко бы вспомнилось, предстало бы во всей красе. Почему же все так смутно?
Я нашел то старое зеркало с завитками. Оно безнадежно разбито, но осколки все еще в раме. Покрыты толстым слоем пыли – касаясь трещин, я задал себе вопрос: «Помнит ли оно то, что так опрометчиво забыл я? Помнит ли оно то, что было здесь сто лет назад?» Пыль плотным слоем легла на кончики пальцев, в зеркале я вижу сотню своих отражений. Как все могло так измениться? Как я мог так поменяться? Время так безжалостно губит все прошлое во мне - все разбито, все разбито.
Я даже и думать не мог, что «сельцо» это будет так разительно отличаться от города. Не могу дышать этим воздухом. Сплин душит меня не так, как в Питере. Он диссонансом ударяет в голову, затем в солнечное сплетение – знает все мои болевые точки. И я боюсь этой странной, гнетущей тоски, она знает обо мне даже то, чего не знаю я сам.
Но и отрицать колорита Ч…шек я не смею. Здесь будто бы еще сохранился уголок России «до воли». Знаешь, даже старая ключница жива. Помнишь ее варенье из… боже. Из чего же она варила варенье? Я хлопаю дверью, спускаюсь по скрипучей лестнице, нахожу ее у окна. Васильевна, ради бога, скажи же, из чего же ты варила свое варенье? Помнишь..? Она только смотрит на меня своими пожелтевшими глазами. То ли плачет, то ли улыбается. НЕ ПОМНИТ. Хватаюсь за голову.
Помнишь деревья, которые мы сажали еще студентами? Теперь и не поймешь, не вспомнишь, какую липу посадил я, а какую ты. Сплошным зеленым куполом переплетаются древесные кроны над аллеей. Растрескалась плитка на дорожке, раскрошились когда-то ровные края клумб. Я выхожу прочь из сада, мимо мокрого, черного дуба. Он скрючился и потерял половину листьев, пригнулся к земле, как будто она может чем-то помочь ему. Прочь отсюда. Куда-нибудь, только бы не оставаться в этом доме.
Я остановился только у калитки. Руками зачем-то коснулся грязного, обугленного забора. Разве здесь когда-то был пожар? По ладони кто-то будто провел черной кистью, оставив уродливый, кривой след. В роли художника – господин Уголь, в роли мольберта – госпожа Ладонь, в роли искусствоведа – Павел Александрович А. Откуда-то сверху градом посыпались капли. Я интуитивно складываю руки в «лодочку». Она медленно наполняется водой оттенков серой гаммы: черное днище, темно серая вода на глубине, прозрачная сверху. Все переливается через край, «лодочка» ломается на две части, вода с шумом падает на землю, плещется в маленькой ямке и исчезает. Я медленно плетусь к дому по той же аллее. Мне даже некуда спешить, моя свобода – худшая из всех иллюзий, худшая из граней, худшее из того, чему поэты поют дифирамбы.
Умер старик Терентий. Я уже и не помню, каким было его лицо. Мне смешно и жалко.
До чего я… (Письмо обрывается, последняя точка многоточия плавно переходит в косую линию)



Письмо второе
От того же к тому же Сельцо Ч…шки, 30 мая, 1871 год.

Тринадцать дней прошло, а все так же вертятся безумным калейдоскопом мысли, не могу ни перестать думать, ни остановиться на чем-то.
На шторах я вижу выцветшие иллюстрации к «Пустыннику». Вместо глаз у этого Пустынника две дыры. Мне жутко смотреть в окно – свет проникает сквозь дыры-глаза, пронзает меня насквозь. Безумная игра света и меня самого ведет к безумию.
На пастбище, которое видно из окна, кто-то сегодня уронил палитру. Следами краски по зеленой траве рассыпались лошади. Солнце сегодня печет нещадно, животные машут хвостами, отгоняя мух. Впрочем, это только предположение. Я же не могу этого увидеть.
Почему некоторые предметы влияют на людей ТАК сильно? Почему я помню случайный белый камень, который лежал на дороге в Петербург, но совсем не помню Дома? Блок моей жизни будто бы вырезан ножом из памяти.
Я чувствую, что бесполезно утверждать, что все в порядке, когда что-то не так. Я бы так хотел знать, где ты сейчас. Чтобы хотя бы одно из моих писем нашло адресата. Я могу рассылать свои мысли случайным людям. Здравствуйте, я схожу с ума.
Я так стар теперь. В голове такая каша из событий. Что из этого было со мной?! А что было с другими? Почему-то постоянно пахнет спиртом и какой-то краской. Гуашью что ли…
Я нашел в ящике стола твою ссохшуюся пастель. У меня кончаются чернила, а послать некого… Надеюсь, что ты не против. (от последней точки до нижней границы лист разрисован разноцветными черточками)


Письмо третье (оно же последнее)
От того же к тому же (написано пастелью) Сельцо Ч…шки, 16 июня, 1871 год.


Мне даже некому писать. Я по инерции подписываю письмо – к. Михаилу. Аркадьевичу. К.
Но в голове пусто. Я знаю, что мы дружили, когда-то давно. Мы ли дружили? А может, все – игра, и не было ничего. И все вокруг меня – работа искусного, но безумного художника. Я – персонаж картины. Дышу зачем-то.
Пастель сыпется. Я обнаружил, что если неловко двинуть рукой, то на письме будет эффект дымки. Живопись на копеечной бумаге. А ты покупал холсты. Особое масло для красок. Тысячу вещей. Пастель. Помнишь, ты рисовал пейзажи Англии. Ты никогда там не был, но англичане скупали твои картины по нереальным ценам. Или я придумал это только что?
Почему так пахнет спиртом?...
Я стою у калитки. Дождь пошел, чувствуешь? Складывая руки в лодочку. Отпускаю. Брызги попадают мне на ботинки.
Мне смешно и жалко.
ДО. ЧЕГО. Я.

(на бумаге остались крошки от ссохшихся мелков. Отпечатки пальцев. Разводы от воды. Тринадцать раз повторяется фраза : «до. чего. я.»)


Пахнет спиртом, полы идеально чистые – белые. Где-то скрипят колеса от инвалидного кресла. Жалобно звякнул замок на двери. Женщина с темными кудрями до плеч и усталыми глазами входит в кабинет врача уже безо всякой надежды.
-Доктор?
Мужчина в белом халате задумчиво смотрит в окно, в руках у него кипа листов: рисунки, буквы. Пальцы доктора в пастельной пыли. Он поворачивается к вошедшей.
-Пишет письма.

@музыка: AFI - Darling, I want To Destroy You

@настроение: dirty-rich-rich-dirty

@темы: от автора, это был не я

21:46 

Hey-ho.
По новой - значит совсем по новой. Безоговорочно.
я даже представляться не буду, потому что это никому не нужно.
занимаюсь. да ерундой я в большинстве случаев занимаюсь :з
что-то строчу. что-то вывожу на бумажках.
люблю осень.
не люблю людей.
ахах, ей-богу, трансформируюсь в ваниль - тогда вам всем ... ну вы понели.

ну, и чисто для красивого начала:

-доктор?
-да, поциент?
-как вы думаете, почему люди становятся геями и лесбиянками?
-тут может быть два варианта, поциент. либо они слишком страшные, и им элементарно не дают, либо они больны.
-доктор, я ведь тоже болен.
-но вы же еще не предпринимали попыток сблизиться со мной. значит, вы не гей, поциент.
-.... доктор? C:
-даже не думайте об этом.

@музыка: Blaqk Audio - Semiotic Love

@настроение: punk-pock

@темы: доктор, от автора, привет

heart's a mess

главная