02:53 

Oceanic.

kibachan
я сейчас думаю о том, как нахожу этого человека, оглушаю его стулом по голове. бросаю этот стул о стену его наверняка хуевой квартиры. с облезающими обоями, плесенью на потолке. на шум выбегает его жена. макияж размазан спросонья. я пришел ночью, когда этот мудак смотрел телевизор. что-нибудь из убогого юмора comedy-club. у его жены правильное, но не очень красивое лицо. на открытой шее и плечах я бы увидел синяки. он избивает ее, когда напивается. она прячет детей далеко в комнату, старшая девочка злится, мальчик плачет. девочка обнимает брата. не знает, как помочь.
но помогу я.
я говорю ей, что все хорошо. говорю, что это конец. она бросается ко мне, пытается спасти этого несчастного мудака. лю.бит.е.го. и тогда я отшвыриваю ее от себя. я под чем-то тяжелым. никогда бы не решился выпустить из себя всю эту кипящую, неугасимую ненависть иначе. прибегает эта девочка, кричит. у меня что-то дрожит внутри. я под чем-то тяжелым. она плачет, маленькими кулачками бьет меня по рукам, по животу. мне не больно. я поднимаю ее, несу в комнату, оставляю там, дверь загораживаю каким-то сервантом. внутри звенит хрустальная посуда, фарфоровый сервиз, падают с стеклянных полок фигурки кошек. его жена любит кошек.
дыхание спирает. я под чем-то тяжелым. озираюсь по сторонам как затравленный. взгляд скользит по стенам, падает на пол. я не рассчитал - рассек его жене голову. вроде не сильно. поднимаю с пола полупустую бутылку водки - выливаю ей на голову. заживет.
бутылку роняю куда-то в бесконечность. беру ее мужа за остатки волос на голове, волоком тащу его наружу. в голове стучит мысль: "на воздух, на воздух, выбраться, выпустите меня отсюда!"
но я пришел сам. я хотел этого, я изнывал от невозможности сделать ТАКОЕ. задыхался в кипятке внутри. теперь я как вулкан изрыгаю и плююсь своей ненавистью. пеплом осела на дне тела душа, которую я выжег огнем. я "дунул", пепел разлетелся, и я взорвался к чертям собачьим.
этот мудак стучит жирной тушей по лестнице. на улице душно, желтым стелется угарный летний дым. вспыхивают огни, я нихуя не понимаю, ничего не вижу, в голове пружинят красные круги, в глазах боль пульсирует, как электрическая зубная щетка. распахиваю дверьa из грязного подъезда еще шире, чтобы рассудок растворился в густом, намагниченном воздухе. этот человек катится вниз по ступеням - на тротуары. внутри стучит, бьется о ребра через раз большой сгусток ненависти, просачивается сквозь меня, в воздух выливается радиацией. смертью дышит на меня июньская гнилая ночь. гнилью пропах весь этот район, рядом вокзал и заплесневелый рынок. здания наполовину развалились, я криво читаю по стенам, что света - блядь, а цой - жив. по кругу пронесся двор вокруг, небо жидкое и белесое висит на ржавых гвоздях древесных веток.
я в эйфории весь подрагиваю, внутри взрывы-взрывы-взрывы, огнем мне опалило горло, харкаю кровью на его рожу. рвутся легкие на ровные лоскуты текущей материи. хватаюсь за горло, хочу остановить конвульсивные протесты пепла внутри. подбородок в крови, белая рубашка в крови, кровь на жирной роже человека течет вниз на асфальт, уродливой коркой стынет на сальных волосах и коже.
у меня в кармане тупой канцелярский нож, я наклоняюсь к распластанному телу, выдвигая тупое, слегка ржавое лезвие. слегка мутит, но в глазах сильнее вибрирует электрическая щетка. зрачки как сумасшедшие смыкаются в узкие и широкие круги. я как безумные склоняюсь ниже, смотрю, с каким трудом скользит лезвие по коже, рассекая ее. а внутри прозрачный жир, течет что-то красное и прозрачное, нож живет отдельно от меня. он сам вспарывает человеку живот, врезаясь в толстые слои жира, у меня ненависть в окровавленном горле стучит так быстро, что я не могу дышать. руки окунаю в красный живот, что-то липкое, кусками клеится к рукам. дальше куда-то вверх, что-то хрустит в нем, мои руки двигаются все выше, дробят кости, я всем весом наваливаюсь на его грудную клетку, проламываю ребра, из тела хлынуло море, оно омывает асфальт. чайки где-то кричат, я прошипел им "заткнись".
руки скользят в море, натыкаясь на камни, ломая их. если попадается что-то упругое, мягкое - рыба ? - давлю руками. это мое море. только мое. руки по локоть в теплой воде, мутят ее, выплескивают на берег. асфальт шумит волнами.
я падаю куда-то вниз, в темную морскую бездну. я кричу, потому что это море никого мне не вернуло. я так надеялся утонуть и встретить на дне.. встретить бы на дне..
лицо в крови, я лежу на тротуаре в месиве из внутренностей и крови. обломки костей впились мне в плечи. руки покрылись черной коркой. небо сорвалось с гвоздей и вдавило меня в труп. я натер его лицо об асфальт, внутренности растер по наждачке дороги. проломил грудь голыми руками. выблевал кусок ненависти который жег меня. посмотрел на дорогие часы. четыре утра. закурить не смог - сигареты были мокрые от крови. сидел в луже засохшей крови, смотрел как ползают мухи по человеку. потом прибежала пара собак, смотрели на меня. я встал и пошел прочь отсюда. повернул к вокзалу и нырнул в реку первых же рельс. поезд прошелся по мне молнией. я практически ничего не чувствовал. как будто упал.. в море.

@музыка: Jane Air - Can-Can

@настроение: paranoic

@темы: true stories, от автора

URL
   

heart's a mess

главная